Статья

CIO «Северстали» Юрий Шеховцов: Основной драйвер информатизации металлургии – битва за клиента

Интеграция Инфраструктура
мобильная версия

Юрий Шеховцов, ИТ-директор «Северстали», рассказал CNews о том, как реализуется ИТ-стратегия корпорации. Главная задача – повышение клиентоориентированности всех процессов. Также Юрий Шеховцов поделился видением того, как непростая экономическая ситуация, политика импортозамещения отражаются на ходе информатизации российских промышленных предприятий. В самой «Северстали» объем ИТ-бюджета и его инвестиционная составляющая в 2015 году не изменились по сравнению с 2014 годом.

CNews: Какова динамика ИТ-бюджета группы «Северсталь»?

Юрий Шеховцов: Мы живем в соответствии с долгосрочной программой развития, которая включает в себя несколько крупных проектов. Затраты на них распределены по годам, поэтому каких-то неожиданных изменений от года к году не происходит. В 2015 году инвестиционная ИТ-программа была чуть более сфокусированной по сравнению с прошлым годом, однако в целом суммарно ИТ-затраты остались на уровне 2014.

CNews: Некоторые российские компании снижают капитальную составляющую на год за счет пролонгации инвестпроектов. Как вы относитесь к такой тактике?

Юрий Шеховцов: Мы не запускаем проекты, которые не обеспечивают быстрый возврат инвестиций или не дают моментальные преимущества бизнесу, поэтому для нас такая тактика неприменима. Наоборот, нам важнее завершить проект как можно быстрее, мы не «растягиваем» бюджеты. Все оценивается с точки зрения экономического эффекта. Бизнес требует создавать инструменты как можно быстрее и дальше сам с их помощью зарабатывает или экономит.

CNews: Повлияла ли непростая экономическая ситуация на ИТ-стратегию холдинга?

Юрий Шеховцов: Ключевые направления не изменились, мы фокусируемся на клиентоориентированности. Конечно, у нас есть резервы для повышения операционной эффективности, для сокращения расходов. Однако в 2015–2016 годах основным драйвером информатизации будет битва за клиента. Все наши ИТ-проекты, будь то продажи, или закупки, или производство, направлены на то, чтобы клиенту было с нами максимально комфортно. У наших заказчиков должна быть возможность оформить покупку через сайт, они должны постоянно иметь информацию о состоянии заказов. В связи с этим для нас важен CRM-блок В2В- и В2С-технологий, а также интегрированное планирование, которое как раз и позволяет сместить фокус бизнес-процессов в сторону интересов клиента.

CNews: Перечислите, пожалуйста, ключевые ИТ-проекты корпорации.

Юрий Шеховцов: Крупный проект, о котором мы еще не объявляли в прессе – смена платформы электронной коммерции с SAP CRM на Hyrbis. Проект завершится в апреле–мае 2016 года, самое позднее – в июне. У проекта интересная предыстория: «Северсталь» провела исследование – оценку уровня удовлетворенности клиентов, и многие указали на сложность восприятия информации о продукте, так как в описании указывались все его многочисленные характеристики. Сейчас мы работаем над тем, чтобы сделать описание продуктов простым и доступным для понимания. На базе новой платформы будет выстроено взаимодействие как с корпоративными, так и с частными клиентами. Единая точка входа для наших заказчиков будет работать быстрее и иметь более эргономичный интерфейс. Думаю, в течение ближайших двух лет клиент сможет увидеть в личном кабинете подробную информацию о том, на какой производственной стадии или логистическом этапе находится заказ. Пока что заказчики видят только дату поставки в рамках «окна обещаний» (дата поставки плюс минус три дня).

На стадии тендера находится еще один крупный проект – система слежения металла. Проект существенно повлияет на работу складов горячих и холодных цехов. Предполагается использовать 3D-позиционирование, возможно, применять лазерные технологии. Мы хотим тотально контролировать местонахождение полуфабрикатов и товаров, в режиме онлайн видеть, где и какая часть производственного или клиентского заказа находится, какова степень готовности этого заказа.


Юрий Шеховцов: Для «Северстали» в целом политика импортозамещения – это не самоцель, нам первую очередь важны качество взаимодействия с партнером и экономическая целесообразность

Далее, мы внедрили систему интегрированного планирования, летом началась ее промышленная эксплуатация. Сейчас сотрудники отделов планирования осваивают работу в новых реалиях: учатся планировать в разбивке по уже оформленным заказам и грядущим контрактам, учатся предугадывать тенденции и планировать на среднесрочную перспективу.

Продолжается проект по внедрению цеховых систем MES. По сути, это наша обратная связь с клиентом, исполнение его заказа. MES интегрирована с системой планирования. В 2014 году мы запустили систему в конвертерном цехе, в этом году заработал ЛПЦ-2 (листопрокатный цех), в следующем году – на производстве холодного проката и в трубном бизнесе. Проект завершится в 2017 г.

Большой внутренний проект – объединение систем, автоматизирующих процессы добычи и производства. Мы уходим с платформы Oracle на продукт SAP S/4HANA.

Из текущих проектов продолжается автоматизация блока управления ремонтами. Очередные новые функции – возможность мобильной работы и планирование ремонтов в связке с HR-модулем. Кроме того, в этом году мы начали анализировать данные о качестве выполненных ремонтных работ, количестве простоев. У нас накопилась информация за 3–4 года, и сегодня аналитика этих данных позволяет нам создавать целевые планы предупредительных ремонтов. Мы научились видеть наиболее важные узлы, влияющие на процессы производства, на основе статистики прогнозируем их работоспособность. При этом для нас важен не объем данных (это не классические большие данные), а их качество – на основе полученной информации мы создаем модели поведения того или иного оборудования. Аналитическая надстройка будет введена в промышленную эксплуатацию в этом году, но совершенствование на этом не закончится, это постоянный процесс.

В этом году мы внедрили локализованный модуль SAP ТМ (transportation management), фактически завершив автоматизацию поставок для клиентов. С помощью системы контролируются судовые и автоперевозки, в октябре в систему будут заведены внутренние железнодорожные перевозки. Я надеюсь, что до февраля-марта мы подключим к системе экспорт. Фактически это означает, что все отгрузочные документы формируются в SAP ТМ. Модуль интегрирован с другими учетными системами и позволяет нам детально планировать логистику.

Мы внедрили полноформатный SAP SRM, сейчас в системе работает около 10% поставщиков, до конца 2015 года планируем подключить близко к 100%. Это означает, что все конкурсы, тендеры будут проводиться исключительно на электронной площадке. Красота решения в том, что это полностью замкнутый цикл: начиная от объявления и проведения тендера, «превращения» тендера в договор до передачи заявки в цех, сопоставления ее с договором. Далее – отслеживание логистики товара по заявке и дальнейшее планирования закупок. Абсолютная интеграция.

В октябре этого года мы сменим платформу документооборота, уйдем с SharePoint на SAP DocFlow. Это также будет полностью интегрированная среда для наших для закупщиков, юристов и прочих служб.

Все проекты имеют срок окупаемости до трех лет, большая часть из них окупается в течение одного года – полутора лет.

CNews: В SAP ТМ присутствуют элементы телематики?

Юрий Шеховцов: Нет. Мы владеем информацией о том, какой вагон куда поехал, что в нем, когда он прибудет на тот или иной узел доставки. Так же система помогает комплектовать судовые партии на экспорт. К системе будут подключаться наши партнеры – экспедиционные компании.

CNews: Как перечисленные глобальные изменения отразятся на инфраструктуре холдинга?

Юрий Шеховцов: Карта решений известна нам на перспективу 3–4 года, соответственно на эту перспективу планируются изменения в ИТ-инфраструктуру. Эти изменения учитывают специфику требований внедряемых решений. Так, например, переходя на SAP S/4HANA, мы сменили традиционные серверы на in-memory. При этом мы не расширяем ЦОДы, а просто модернизируем аппаратную часть.

Кроме того, мы решили в пятилетней перспективе, когда наступит пора обновлять парк рабочих ПК, перейти на терминалы, использовать RDS. Мы получим гибкое и быстрое управление рабочими местами, когда изменения в пользовательском ПО происходят единовременно на сервере, к которому подключены эти места.

CNews: Предусмотрена ли мобилизация сотрудников?

Юрий Шеховцов: Все наши сотрудники имеют мобильный и домашний доступ к почте, к касающимся их HR-процедурам. Некоторым сотрудникам, например, из отдела продаж, доступна функция согласования документа по почте (так называемый lazyapproval). Переход на SAP позволит нам с ноября-декабря запустить для целевых групп специальное мобильное приложение, в котором можно будет согласовывать все документы.

CNews: Как в связи с кризисом изменились лицензионные начисления в рублях зарубежным вендорам?

Юрий Шеховцов: Все иностранные компании, присутствующие в России, можно условно разделить на три категории. Первые считают бизнес в России перспективным, несмотря на геополитические проблемы, в первую очередь это Microsoft и SAP. С Microsoft мы заключили трехлетний договор в рублях еще до скачка курса доллара в 2014 году и сейчас живем в его рамках. С 1 октября 2014 года SAP конвертировал стоимость евроконтрактов в рубли по курсу 58,7 рублей за евро, это ниже, чем на день конвертации.

Вторая группа поставщиков еще только думает, как пройти этот путь. А третья группа относится к категории «а нам все равно», это, например, Oracle. Я надеюсь, что к ним придет осознание того, что российский рынок и вообще любой локальный рынок – это не предмет глобальной корпоративной политики. С другой стороны все, наверное, зависит от того, насколько перспективным та или иная корпорация видит локальный рынок.

CNews: Насколько повлияла на вас политика импортозамещения, о которой сегодня так много говорят?

Юрий Шеховцов: Для «Северстали» в целом политика импортозамещения – это не самоцель, нам первую очередь важны качество взаимодействия с партнером и экономическая целесообразность. На мой взгляд, общение должно строиться по принципу «клиент-исполнитель», а не «государство-государство». Если геополитические события влияют на наши взаимоотношения, тогда при планировании новых проектов я, скорее всего, откажусь от такого партнера и найду ему замену. И неважно, российские это технологии, китайские или еще какие-то.

CNews: По вашим оценкам, какова динамика информатизации российских промышленных предприятий? Как на этот процесс повлияли события 2014–2015 годов?

Юрий Шеховцов: Относительно недавно в Череповце на «Северстали» прошел клуб ИТ-директоров. Собралось порядка 30 CIO промышленных предприятий, и не только из металлургических компаний. Никто не отказался от информатизации, более того, значение информатизации как действенного бизнес-инструмента только растет. Все находятся на разной стадии автоматизации бизнеса, кто-то консолидирует управление на базе ERP, кто-то, как «Магнитка», строит цифровое предприятие, но все видят своей конечной целью повышение эффективности работы с клиентами.

И я не считаю, что на ход информатизации влияет рост валютного курса, скорее изменения в ИТ – это ответ на вызовы отрасли. Это естественный процесс взросления рынка, который становится более конкурентным и требовательным. Игра на курсах валют рано или поздно себя изживет, невозможно бесконечно наслаждаться такими вещами. А общерыночные тенденции, такие как падение цен на сырье, кризис перепроизводства стали, останутся. Борьба за клиента – вот основной драйвер роста. Рынок становится безумно конкурентным, это и двигает технологии вперед.

CNews: Какие технологичные тенденции способны изменить жизнь крупных промышленных предприятий в будущем?

Юрий Шеховцов: Очень сложно фантазировать. Ландшафт глобальных изменений в первую очередь связан не непосредственно с технологиями, а с людьми, с тем, как они взаимодействуют между собой при помощи технологий. За последние несколько лет мы наблюдали радикальные изменения. В традиционных индустриях, таких как сталелитейная отрасль, это, может быть, не так заметно, но мы тоже двигаемся в ту же сторону. Фактически мир больших данных, мир интернета, мир электронного взаимодействия неизбежен. Уже точно понятно, что мир изменится, но основой вопрос в том, какие возможности нам это принесет. Выиграет тот, кто первый это поймет и сможет использовать: кто владеет информацией, кто быстрее в ней соображает, кто дает лучший сервис, основываясь на этой информации.

CNews: Много говорится о том, что интернет вещей показан для промышленных предприятий. Используете ли вы эти решения для управления процессами в цехах, контроля оборудования?

Юрий Шеховцов: В промышленности в рамках АСУТП традиционно используется большое количество датчиков, мы постоянно собираем информацию, используем систему слежения металла, RFID-метки. Возможно, мы будем шире оценивать новые возможности, как этой информацией распорядиться. Сейчас у оборудования высокая степень автоматизации, но взаимодействие устройств в основном происходит с помощью человека, мы только в начале пути к интернету вещей. Надо понимать, что инновации входят в жизнь промышленности небольшими шажками.

Я был на полностью автоматизированном заводе в США, он работал фактически без людей, только ездили роботы, погрузчики. Например, берется какой-нибудь рулон, распознается, его берет погрузчик, несет, что-то с ним делает. И я спросил, какой самый важный вопрос стоит на повестке дня CIO такого завода. Оказалось, что самая большая проблема предприятия – это то, что сотрудники завода разучились работать руками. И если что-то где-то происходит, то без инженера производство сразу встанет – а это убытки для бизнеса.

Интернет вещей требует специальных инженерных знаний, быстрой наладки оборудования. Это не просто датчики, это кардинальное изменение производства, иной уровень сервиса и обслуживания. И такому предприятию требуются специалисты другого качества, а таких людей на рынке сейчас очень немного.

Наталья Анищук


Крупнейшие поставщики BI-решений в России 2015

Название Город Выручка по направлению BI, 2014,iтыс. (с НДС)
1 Прогноз* Пермь 4 013 481
2 AT Consulting Москва 1 428 698
3 Softline Москва 1 297 839
4 Крок Москва 915 266
5 Ай-Теко Москва 385 580

смотреть полный рейтиг